Бартоломео. Но для тебя просто Барти
Не успеешь оглянуться, а ремень уж соски подпирает
Исамудрабблы

- Десятый, вон тот парень... Как его фамилия?
Тсуна оборачивается. Мимо них с Гокудерой бредет, цепляясь ногой за ногу, их одноклассник. Выглядит он так, будто... Тсуна задумывается над сравнением. Будто только что проснулся от сладкого сна, вот так. Взлохмаченный, с припухшими губами, полузакрытыми глазами. Когда Ламбо попадает в базуку и появляется из будущего, он выглядит похоже.
- Ау? - Гокудера машет ладонью у него перед глазами.
- Прости, Гокудера. - Тсуна моргает. - Теперь, когда ты спросил... Не могу вспомнить, как его фамилия, странно, да? А зовут Исаму-кун. Все его так зовут.
- Ясно. - Гокудера провожает Исаму-куна взглядом, Тсуна тоже. Школьная сумка глупо шлепает Исаму по заду при каждом шаге, но тому как будто плевать.

- Эй ты, - говорит Гокудера, когда Исаму входит в туалет. - Дверь закрой.
- Здесь нельзя курить, - бормочет Исаму, но послушно закрывает за собой дверь. - Хибари-сан разозлится.
- Имел я твоего Хибари, - бросает Гокудера сквозь зубы, равнодушно и небрежно, как настоящий мафиозо. В подернутых дымкой глазах Исаму мелькает искра интереса.
- Что, правда?
Две минуты спустя Исаму уже отсасывает Гокудере в дальней кабинке.
- Неправда, - говорит Гокудера, с удовлетворением глядя, как Исаму утирает ладонью губы и смотрит снизу вверх из-под тяжелых век все так же сонно. - Но еще поимею.
- Ну-ну, - отвечает Исаму, ленивым движением поднимаясь с колен. Когда он уже подходит к двери туалета, Гокудера вспоминает:
- Эй. Как твоя фамилия?
Исаму, будто не слыша, закрывает за собой дверь.

- Что он сказал, - переспрашивает Хибари. Исаму подается то вперед, то назад, рассматривает график дежурств по школе, лежащий на столе перед его носом. Иероглифы все вверх ногами, ничего не прочитать, да Исаму и неинтересно.
- Он сказаааал, - длинно и медленно выдыхает Исаму, сжимая кулаки на блестящей столешнице, - что поимеет вас, Хибари-сан. Ааах.
Хибари входит в него резко и болезненно, сжимает бедра, оставляя синяки. Исаму нравится.
- Ублюдок, - цедит сквозь зубы Хибари. Исаму знает, что это не ему. Снова подается навстречу члену Хибари. - Посмотрим.

- Как так можно, - удивляется Гокудера, когда Исаму, еле переставляя ноги (будто так и не проснулся с утра, - думает Тсуна), бредет мимо них к школьным воротам. - Парень здесь учится с начальной, а никто не знает его фамилию.
- Смешно, - говорит Ямамото и смеется. - И правда, Гокудера, как это ты заметил. Да всем все равно, наверное. Не в фамилии дело.
Исаму оборачивается через плечо, бросает на Ямамото рассеянный взгляд. Ямамото слегка кивает ему.
Вечером, когда закончатся тренировки у клубов, Исаму снова будет в школе, наверняка заглянет в раздевалку.
Да какая разница, как там его фамилия.

URL


- Это еще кто? - поморщился Занзас, когда Сквало сунул ему под нос фотографию.
Вид школьников портил Занзасу аппетит, а этот школьник еще и выглядел как хер знает что.
- Он живой вообще?
- Пока да, - буркнул Сквало. - Только, знаешь...
Когда Сквало закончил рассказывать, Занзас слегка заинтересовался.
- Притащи его сюда, - велел он. - Поглядим.
- Бел! - заорал Сквало, едва выйдя из комнаты босса. - А ну тащи сюда свою задницу, дело есть.

- Сказали, привести живым, - шелестел и мурлыкал странный лохматый блондин, бродя вокруг Исаму, как вокруг садовой скамейки. - Жалко, жалко. Принцу это скучно.
- Принц не любит трахаться? - на всякий случай спросил Исаму. Ему тоже было скучно. Все его знакомые были чем-то заняты и даже в школе появлялись не каждый день.
Блондин шипяще захихикал.
- Мало ли что принц любит. Сам пойдешь или тебя тащить?
- Да пойду уж.
Исаму пожал плечами и даже не стал оборачиваться в сторону ближайшего громилы из Дисциплинарного комитета. Он и так знал, что Хибари обо всем доложат.

- Быстро рассказывай, что ты знаешь! - заорал беловолосый тип, размахивая прикрученным к руке мечом.
Это заводило.
- Много чего, - протянул Исаму. - Знаю, как со льдом отсасывать, хочешь? Знаю, как сделать, чтоб от дабла не сильно больно было. Знаю, как заставить тебя кончить за минуту.
Беловолосый оскалился.
- Спорим, не знаешь?
Исаму даже глаза приоткрыл пошире.
- На что поспорим?

- Значит так, - говорил беловолосый через две минуты, таща его за плечо куда-то вглубь номера. Застегнуть ширинку он не потрудился, это Исаму тоже понравилось. - Никакого льда, вообще чтоб ни слова. Насчет дабла - это тебе пригодится. А если херово сосать будешь - пеняй на себя.
Исаму улыбнулся.
- Впервые вижу, - сказал беловолосый, положив руку на ручку двери, - чтоб кто-то спорил на то, чтоб его выебали во все дыры. Ну ты и псих.
Исаму улыбнулся опять.

URL


В заброшенном парке Кокуе-лэнда было пусто и тихо. Исаму забрался в плотные густые кусты и достал из сумки посылку, которую часом раньше вынул из анонимного абонентского ящика на почте. Дома было слишком шумно, чтобы ее спокойно изучить.
Он разорвал упаковку и первым делом распечатал самые интересные покупки.
Сидеть сразу стало неудобно, Исаму поерзал и расстегнул школьные брюки, чтобы подрочить, воображая, как будет использовать новые приобретения.
Кусты затрещали, как будто сквозь них кто-то ломился - человек или...
...зверь, понял Исаму, услышав тяжелое напряженное дыхание, с резкими вдохами, как будто кто-то принюхивался.
Это было попадалово.
Когда из кустов на полянку вывалился лохматый парень в потрепанной форме школы Кокуе, Исаму выдохнул с облегчением.
Парень шумно втянул носом воздух и оскалил острые, нечеловеческие зубы.
- Чем тут пахнет, - бормотал он, как ненормальный. - Чем таким пахнет.
- Мной, - совсем успокоившись, сказал Исаму. - Хочешь?
Парень затеребил ширинку своих брюк, недвусмысленно отвечая этим на вопрос.
- Иди сюда, - Исаму отложил покупки. С новым знакомым они явно не пригодятся. - Давай я сам.

Парень хотел трахаться по-собачьи, Исаму был не против. Парень частил, дергаясь туда-сюда и шумно сопел, возил Исаму по траве и пару раз укусил за плечо, так что когда на полянке появился еще один школьник из Кокуе, Исаму не сразу его заметил.
- Кен, - сказал этот новый и поправил тонкие пижонские очки. - Ты опять?
- Он сам, - пролаял тот, кого назвали Кеном, - сам предложил. Это можно, когда сами предлагают, точно можно.
- Это правда? - очкарик смотрел на Исаму так равнодушно, будто не видел в происходящем ничего удивительного или интересного. - Ты сам предложил?
- Правда, - выдохнул Исаму, облизав пересохшие губы. - Могу и тебе предложить.
- Не очень-то гигиенично, - вздохнул очкарик. - Ну ладно. Кен, если из-за тебя он меня укусит, я пожалуюсь Мукуро-саме.
- Не укушу, - пообещал Исаму, пока тот расстегивал брюки и устраивался перед ним. У лица Исаму качнулся тонкий ровный член с набухающей головкой, все как Исаму любил. - А кто такой Мукуро-сама?
- Может быть, узнаешь, - очкарик кончиками пальцев придержал его голову и аккуратно всунул член ему в рот. - Если будешь хорошо себя вести.
Исаму и так хорошо себя вел, но решил постараться - ему стало любопытно.

URL


автор, а про Мильфиоре напиши, напиши, пожалуйста, там такой кадр без трусов пропадает
- Шо-тян, ты наверняка в курсе, кто это, - зашептал Бьякуран на ухо Шоичи. - Ты же такой умный!
Шоичи чуть не подскочил на месте от неожиданности: Бьякуран появился по обыкновению незаметно, обнял их со Спаннером за плечи, наклонясь между ними, и теперь кивал на школьника за соседним столиком, дремавшего над каким-то пестрым журналом.
- Бьякуран-сан, не надо так подкрадываться! - возмущенно ответил Шоичи.
- Это из класса Вонголы, - флегматично сообщил Спаннер. Он даже не вздрогнул, когда Бьякуран подошел. - Зовут Исаму, фамилию не знаю. То ли не слышал, то ли не запомнил.
- Из класса моего друга Цунаеши, - восхитился непонятно чему Бьякуран. - Ну надо же. А что ты еще о нем слышал, Спаннер-кун?
- То же, что и ты, - Спаннер взял молочный коктейль. - Заинтересовался?
Шоичи покосился на них - иногда ему казалось, что у его лучшего друга и его преданного друга есть от него какие-то секреты. Это было неприятно.
- Еще как, - засмеялся Бьякуран. - Пойду с ним поговорю.
Шоичи невольно наблюдал за тем, как Бьякуран опускается на свободный стул напротив Исаму, говорит ему пару слов - наверное, представляется. Исаму секунду глядел на Бьякурана, отвлекшись от журнала, а потом они вдруг встали и пошли к выходу.
- Куда... - пробормотал Шоичи в полнейшей растерянности.
- Так трахаться же, - ответил Спаннер и хлюпнул коктейлем. - Ну вот, что я говорил? А, про Грин Моску.
Шоичи не слушал, провожая взглядом спину Бьякурана. Бьякуран пропустил Исаму в дверь кафе впереди себя, а выходя, завел руку за спину и задрал футболку, чтобы почесать поясницу над неприлично низко сидящими джинсами.
Он опять без всего, подумал Шоичи, чувствуя, как горят щеки, удобно, наверное, если так себя ведешь...
Как "так", он предпочел бы не думать.

URL


- Простые человеческие радости, - еще раз сказал Бьякуран и взял у Мини-Моски с подноса конфету.
- Интегралы, микросхемы и шибари? - предположил Спаннер, высунувшись из глубин большой, но еще недособранной Моски.
- Шибари? - переспросил Бьякуран. - А, ну да, ты же любишь все японское. Да, пожалуй.
- У меня даже инструкция есть, - Спаннер снова нырнул в Моску, теперь его голос звучал отдаленно и гулко. - Только не на ком проверить. Я предлагал Шоичи...
- Не стоит, - быстро сказал Бьякуран, - он не оценит.
- Уже не оценил, - согласился Спаннер. - Непатриотично с его стороны.
- Вот я и говорю, - вернулся Бьякуран к прежней теме. - Позвони Исаму, Спаннер-кун, он точно оценит. Ты ему понравился.
- Хм? - прогудело из Моски.
- Он меня спрашивал, какой у тебя член, - пояснил Бьякуран и внимательно облизал свой леденец. - Но я же не знаю.
- А что мой член? - не понял Спаннер и снова высунулся из Моски. - Он-то тут при чем.
- Позвони, - снова сказал Бьякуран. - Узнаешь.
Спаннер почесал нос и достал из кармана комбинезона мобильный.
- Ладно, номер?

- Значит, хочешь попробовать шибари? - спрашивал Исаму у желтоволосого гайдзина час спустя. Быть связанным он не очень любил, но хотелось посмотреть, как гайдзин будет кончать, с каким лицом. Станет ли его скучающий рассеянный взгляд мутным и по-животному сосредоточенным. - Хочешь меня связать?
- Я вот чего не понял, - со смешным акцентом сказал гайдзин по имени Спаннер. - Что насчет моего члена? Зачем он тебе?
- Я люблю члены, - пояснил Исаму. - Можно конфету?
- Конечно, - Спаннер отмахнулся. - Бери.
Исаму сдернул обертку и заработал языком. Спаннер свел брови и стал смотреть внимательнее. Исаму приоткрыл рот и похлопал себя леденцом по нижней губе, потом обвел языком сладкий шарик.
- А, - сказал Спаннер, - я вроде понял. Давай тогда шибари попозже.
Исаму кивнул и подергал леденец во рту туда-сюда.
Спаннер потянул вниз молнию комбинезона.
- Тогда приступим?
Исаму приступил.
Над его головой защелкали кнопки телефона.
- Просто хотел, - заговорил Спаннер, - сказать спасибо за совет... Нет, шибари отложили.
Если бы у Исаму не был занят рот, он бы улыбнулся.

URL


Эх, а меня волнует вопрос, достаточно ли он себя хорошо вел, чтобы добраться до Мукуро-самы...
Первой, кого Исаму увидел в полуразрушенном центре Кокуе, была хмурая рыжая девица.
- Это еще кто? - резко спросила она, когда новые знакомые привели Исаму на третий этаж через завалы битого стекла, мусора и ржавой арматуры. - Зачем вы его притащили?
- Тебя не касается, - уронил очкарик. - Это к Мукуро-саме.
- Зачем таскать к Муку-тяну кого ни попадя?! - разъярилась девица. - Он из школы этого недомерка, я же по форме вижу! Что ему тут делать?!
Исаму стало скучно и он посмотрел на девицу повнимательнее. У нее были острые каблуки, чулки на подвязках и ярко накрашенные губы.
- Хочешь меня трахнуть? - подумав, предложил он. Девица осеклась на середине длинной тирады на непонятном языке и вытаращила глаза.
- У меня есть, чем, - уточнил Исаму, раскрыв сумку и доставая одну из покупок. - Тебе пойдет.
- Псих какой-то! - взвизгнула девица и вылетела в дверь, толкнув очкарика плечом.
- Да она не по этой части, - скучно пояснил очкарик. - Сама хочет, чтоб ее Мукуро-сама трахнул. Пошли.
Исаму так и пошел следом, со страпоном в руке.

Пустой кинозал ему понравился, тут было просторно, лежали какие-то тряпки и матрасы и наверняка можно было трахаться где угодно и в любой позе. Еще один школьник из Кокуе, вставший с продранного дивана при их появлении, тоже сразу понравился Исаму.
- Ой, кого это вы мне привели, - с любопытством протянул он и склонил голову к плечу. - Дайте я угадаю. Да это же Исаму-кун, которого перетрахала вся компания Савады Цунаеши, кроме самого Савады, весь дисциплинарный комитет и много кто еще. Где вы его взяли, Чикуса?
- Он сам пришел! - выкрикнул Кен, - сам-сам, точно! Мы не ловили. Не заставляли и не кусали.
Тут он, конечно, немного приврал, но Исаму не был в обиде из-за пары укусов.
- Все так, Мукуро-сама, - подтвердил очкарик, названный Чикусой. - Не заставляли.
- Да знаю я, - отмахнулся Мукуро-сама и спрыгнул с невысокой сцены. - Он ко всем сам ходит. Идите, свободны.

Кен и Чикуса мгновенно испарились.
Исаму опять заскучал и покрутил в руке страпон.
- Трахаться-то будем?
- Конечно, - улыбнулся Мукуро-сама. - Но это убери, у меня свой есть. Свои.
Вокруг него зашевелились, поднимая набухшие головы, толстые упругие стебли. Исаму почувствовал, как у него подгибаются колени: на такую роскошь, как настоящие тентакли, он и рассчитывать не смел. Похоже, сегодня он был очень хорошим мальчиком.

URL


- Первым буду я, потому что замглавы, - объяснял Кусакабе Тецуя. Члены ДК одобрительно гомонили и качали головами. Исаму, так удачно пойманный за нарушение дисциплины и уже заведенный дальше некуда, приготовился снимать штаны, но тут дверь распахнулась, впуская мелкое и пятнистое, и почти сразу что-то с силой грохнуло.
Дым рассеялся, и глазам изумленных комитетчиков предстал статный красавец. Роста он был высокого, широкоплечий и узкобедрый, с тщательно залакированным коком и разноцветной татуировкой во всю левую руку. Бицепс обтягивала красно-золотая повязка, запястья были скованы за спиной розовыми пушистыми наручниками. Изо рта торчала палочка от леденца. Загорелую кожу покрывали свежие засосы и следы от укусов разной степени тяжести.
Трусов, равно как и любой другой одежды, на нем не было.
Красавец медленно моргнул, и сонное сытое выражение на его смутно знакомом лице сменилось легким интересом.
- Японский городовой, - отмер первым Кусакабе Тецуя.
- Ламбо-сан тут ни при чем! - заорало мелкое и пятнистое и выкатилось из приемной.
Красавец перекинул палочку из угла в угол рта, оглядывая Кусакабе Тецую с ног до головы. Затем метко выплюнул леденец, оказавшийся ананасовым чупа-чупсом, в канцелярский стакан на столе приболевшего Хибари-сана, и опустился на колени.
Следующие четыре с половиной минуты тишину в приемной нарушали только всасывающие и хлюпающие звуки и скулеж замглавы, потерявшего ориентацию, силу воли и дар речи.
- Продлевать будете? - проглотив, спросил красавец голосом Исаму с интонацией Франа. - Только ненадолго, у меня там день рождения.
Придерживая спущенные штаны, Кусакабе мотнул головой, подумал и так же энергично закивал.
- Эй, дежурные! - заорал кто-то сипло в коридор, приоткрыв дверь. - Тащите сюда того с базукой!
Несмотря на январские морозы, заседание комитета обещало быть жарким.

URL


- У нас пять минут, - сориентировался Дино, ухватил обалдело хлопавшего глазами Исаму за вихры и притянул голову к своему паху.
- Нарываешься, Каваллоне, - машинально отреагировал Кея.
- Так нечестно, - обиделся Мукуро.
- Вы следующие-аххх, - простонал Дино и блаженно заулыбался.
- Ностальгия, - вздохнул Мукуро, заложил руки за голову и откинулся Кее на живот. - Как молоды мы были, как искренне...
Дино приоткрыл один глаз и заулыбался шире. Кея сверлил его взглядом исподлобья, продолжая целовать болтливого обиженного. Дино накрыл ладонью член Мукуро; сжав пальцы поверх его кулака, Кея небрежно потрепал Исаму по голове и переключился на Мукуро окончательно - того всегда заводили гипотетические групповушки, и сейчас он стонал так, будто это ему отсасывал "лучший рот средней Намимори". Групповушка, она же толпа, по мнению Кеи начиналась с четырех человек, и до сегодняшнего дня сбыться мечте Мукуро не светило.
- Не могу больше, - сдался Дино.
Исаму-мелкий закашлялся, а спустя пару секунд на его месте появился Исаму-обычный.
- Все в порядке? - строго спросил Кея и оттолкнул руку Дино, не обращая внимания на всхлипывающего Мукуро.
Исаму ответил полным удовлетворения взглядом и снова исчез.
- Моя очередь, - пробормотал Мукуро, противоречиво выгибаясь навстречу губам Кеи. - Ай да ладно, черт с ним, пусть отдыхххаа...
- Иди сюда, - Дино подгреб Исаму себе под бок, обнял и чмокнул в макушку. - Как в школе дела? Никто не обижает?
- Савада, - коротко пожаловался Исаму, следя за движениями Кеи так, будто запоминал.
- Крепкий орешек, - согласился Дино. - Ты главное не теряйся. Скажи, что это спасет тебе жизнь, и все пройдет как по маслу.
Он помолчал, пережидая особенно долгий и громкий стон Мукуро.
- Ты вообще как насчет продолжения?
Исаму кротко ответил:
- Я всегда мечтал о тройном проникновении, Дино-сан.
Кея притормозил.
- Давайте дождемся следующих пяти минут, - томно пробормотал Мукуро и ойкнул.
Разжав зубы, Кея в два счета заставил его кончить, вскрыл новый презерватив и движением брови позволил Дино откупорить смазку.
- Всем приготовиться и занять свои места, - пьяным голосом сказал Мукуро. - Начнете без меня, сволочи, так и быть.
Исаму блестел глазами и облизывал губы. Кея аккуратно наносил смазку, стараясь не спугнуть его улыбкой.
Дино зажмурился и отодвинулся от именинника, явно опасаясь фальстарта.
Мукуро, посмеиваясь, опять заложил руки за голову.
До сбычи мечты оставалось десять секунд.

URL


Цуна делал уроки. Жизнь его была полна боли, страданий и безысходности. Проще говоря, Цуне хотелось не учиться, а трахаться. Вообще хотелось ему постоянно, даже во время сна и самоудовлетворения, но в процессе зубрежки особенно. Удовлетворяться самому было не так уж и плохо, однако - не то. Не помогало даже посидеть хорошенько на ладони и дрочить потом занемевшими и как будто чужими пальцами. Цуна искренне считал, что именно в постоянном стояке кроется причина плохой успеваемости. Вожделенные формы мерещились даже в учебнике по тригонометрии, отчаянные фантазии безостановочно сменяли друг друга, и для знаний в голове не оставалось места.
Хлопнула входная дверь, потом кто-то протопал по лестнице и вежливо поскребся в комнату.
Цуна причесался пятерней и быстренько представил себе Реборна, избавляясь от стояка проверенным способом.
- Привет, - поприветствовали его грустным голосом. - Отвлекаю?
- Привет... Исаму, - наморщив лоб, вспомнил имя незваного гостя Цуна. - Не отвлекаешь, что ты! Проходи, пожалуйста, чувствуй себя как дома.
- Спасибо, - вздохнул Исаму и поплелся к кровати.
Цуна пытался сообразить, с чем налажал в этот раз. Забыл про дежурство, и его пришлось подменять? Перепутал форму на физкультуре и унес чужую?
Наверное, из-за меня класс опять отстает в общем рейтинге, и учитель прислал его заниматься со мной дополнительно, решил Цуна и помрачнел.
Исаму уселся на кровать, зачем-то пару раз подпрыгнул, скрипнув пружинами, и поднял честный открытый взгляд.
- У меня к тебе просьба, - сказал он и облизнул губы.
Цуна улыбнулся.
- Ты пришел дополнительно со мной позаниматься?
- Позаниматься, - уклончиво согласился Исаму. - Выслушай меня, пожалуйста.
Пока он излагал в подробностях свою просьбу, Цуна попеременно бледнел и краснел и лихорадочно придумывал, как лучше позвать на помощь. Сумасшедших он боялся больше, чем собак, а этот Исаму явно был полным психом.
- Иначе я умру, - закончил бредить Исаму и понурился.
- А может, тебе в больницу лечь? - осторожно предложил Цуна.
Исаму помотал головой.
- Не поможет, - прошептал он горестно, утерся рукавом и поднялся. - Спасибо, что выслушал. Я не ждал, что ты согласишься, просто ты был моей единственной надеждой.
- Да погоди, дай хоть минутку подумать, - взмолился Цуна. - Это... правда так серьезно?
Исаму мазнул из-под челки масленым взглядом и снова вздохнул.
Цуна побагровел.
- И... А... как? - выдавил он.
- Я все сделаю сам, - заверил Исаму. - Ты просто достань... его. Или я тебя раздену, если захочешь.
Цуна без особого успеха попытался сглотнуть.
- Ннне надо.

На то, чтобы запереть дверь, снять штаны, трусы и улечься на спину, ушла целая минута, кошмарней которой в жизни Цуны еще не было. Воображение рисовало картины, одна ужаснее другой: спятивший Исаму лишает в припадке его самого дорогого и убивает каким-нибудь жутким способом.
Но бросить в беде товарища, не протянув ему руку помощи? Нет, ни за что.
- Расслабься, - невнятно попросил Исаму, его дыхание коснулось голого живота под задранной толстовкой, и Цуна зажмурился сильнее.
Потом члену стало очень горячо и мокро, а Цуне стало так хорошо и так стыдно, что пришлось вытащить из-под головы подушку, уткнуться в нее лицом и вцепиться зубами.
- Какой большой, - с благоговением прошептал Исаму и зашелестел - кажется, оберткой презерватива. Цуна едва успел перевести дух: в следующую секунду головку члена как будто зажало в тисках, и невольный мучительный стон пробился даже через подушку.
- И толстый, - счастливо пропыхтел Исаму.
Тиски ползли все ниже и ниже - словно продевали член сквозь тугое тесное колечко.
Цуна не выдержал и выглянул наружу.
Исаму, абсолютно голый, сидел на нем с закрытыми глазами и приоткрытым ртом. На мокром от пота лице было написано такое блаженство, словно он не пытался впихнуть в себя нечто большое и толстое, а испытывал райское наслаждение.
- Помогает? - с усилием ворочая заплетающимся языком, спросил Цуна.
- Дхааа, - выдохнул Исаму и сделал "колечком" что-то такое, от чего свет в комнате померк, а в ушах запели комарики.
Цуна выронил подушку и схватился за бедра Исаму, как утопающий.
- Давай спасать тебя... немного быстрее, - предложил он дрожащим голосом.
Исаму открыл затуманенные глаза, кивнул и начал двигаться.
Больше всего это было похоже на американские горки: кружится голова, страшно так, что замирает сердце, хочется, чтобы все побыстрее закончилось, но уже ясно, что потом захочется повторить еще разочек.
Осмелев, Цуна потрогал упругие ягодицы, погладил обеими ладонями. Слегка придержал и поддал снизу сам, и снова, сильнее и резче. Исаму это, очевидно, понравилось: он закинул голову назад и издал долгий проникновенный звук, тихий, но до того чувственный, что у Цуны опять потемнело в глазах.
А потом Исаму заговорил. Цуна в жизни не слышал таких пошлостей; он смотрел порно, конечно, но там все было на немецком и вообще не понравилось. Грязные комплименты Исаму ласкали слух и дико заводили, хотя казалось, дальше некуда. Цуна ускорился, путаясь пятками в сбившейся простыне и молясь Будде, чтобы не услышала мама на кухне; удовольствие сводило мышцы сладкой судорогой по всему телу до самых пальцев ног и заставляло брать совсем уж запредельный темп; а потом все помутнело, затряслось и взорвалось под веками слепящими огненными бомбочками.

- Ну как? Помогло? - прохрипел Цуна, когда Исаму оделся, помог одеться Цуне и даже ловко перестелил постель.
Исаму возвел глаза к потолку, и его лицо приняло сыто-умиротворенное выражение. Цуна свел брови, начиная догадываться, чем именно это обычное выражение бывало вызвано.
- Жить будет, - заверил с подоконника Реборн. Цуна подскочил и едва не заорал от неожиданности. Из приоткрытого окна повеяло январским морозцем.
- Здравствуйте, Реборн-сан. Я пойду. Извините, если помешал.
- Не стоит беспокойства. Дядюшке привет.
Дверь за Исаму закрылась. Цуна без сил опустился на постель и подгреб к себе подушку. Постучался об нее лбом.
- Большой и толстый, - хмыкнул Реборн.
Цуна беззвучно выругался и дернулся от затрещины.
- Язык вырву с корнем, - пообещал Реборн и стряхнул со шляпы снег. - Занимайся уроками, никчемный Цуна, или в следующий раз Исаму будет спасать тебя.
Цуна глянул ошалело, нырнул за стол и уткнулся в учебник.
От тригонометрии было не отвертеться, но трахаться не хотелось совершенно. Жизнь, кажется, налаживалась.

URL

@темы: Мукуро, ММ, Исаму, Дино, Гокудера, Кусакабе, Кен, Реборн, Бьякуран, Бельфегор, Сквало, Спаннер, Хибари, Цуна, Чикуса, Шоичи, Ямамото, драббл