Бартоломео. Но для тебя просто Барти
Не успеешь оглянуться, а ремень уж соски подпирает
Пишет Гость:
10.09.2013 в 02:01


R27, "валерьянка"

- Меня заебали предчувствия, - сказал Тсуна. Реборн тут же спросил, не отрываясь от зелёного планшета-Леона:
- Пятый или двенадцатый?
- Что? - изумился Тсуна.
- Мой ученик - лучший ясновидящий в мире. Должно же это помочь мне в ставках. Итак, пятый или двенадцатый?
Тсуна подумал.
- Пятый.
Реборн помолчал, похмыкал.
- Ну что ж, - сказал он наконец, - ладно.
- Конечно, ты не собираешься предложить мне часть выигрыша.
- Зачем? Не хватает на булавки?
Тсуна скуксился и ушел на террасу. Сквозь пальмы была видна золотая коса пляжа, далеко вдающиеся в воду ангары для катеров и синяя полоса моря. Мелькало белое - Рёхей на своей парусной лодке. Тсуна уселся в узорной тени и закрыл глаза. Он беспокоился. Поводы для тревоги были рассеяны в воздухе: ничего определённого... вроде слабого запаха газа. Тсуна не мог понять, где утечка. Это выматывало.
Даже ясный июньский день на побережье Палермо проходил мимо него. Тсуна думал: как хорошо, наверное, быть Рёхеем с его парусной лодкой, а не невротиком с плохим сном...
- Эй, Тсуна.
Тсуна застыл. Висок стало жечь. Тсуна скосил глаза и увидел чёрное дуло Леона.
- Ты чего? - пробормотал он, судорожно прикидывая, удастся ли убежать. Он начал вставать, но Реборн качнул пистолетом, и Тсуна упал обратно в кресло.
- Реборн, - испуганно сказал он, - не надо.
Реборн холодно и жёстко смотрел на него. Он сказал:
- Раз тебе нужен психолог, я буду за него.
Тсуна отшатнулся и вскинул руки; он весь сжался в ожидании боли. Реборн поймал его за запястье и прижал дуло ко лбу над правой бровью. Тсуна обмер от холодного прикосновения, ожидание смерти было острым и ошеломляющим, как в первый раз - всегда как в первый раз, к такому нельзя привыкнуть, - а потом ему прострелили голову.
Некоторое время он лежал мёртвым. Тело неловко перевалилось через плетёный подлокотник, рука свесилась до пола. Затем он пошевелился. Со стоном, крупно дрожа, он выпрямился и первым делом схватился за лоб.
- Что? Что?..
Реборн наблюдал за ним от перил.
- Полегчало?
Тсуна встал. Шатаясь, он подошёл к Реборну и повис на его плечах.
- Ты что? - в сильнейшем изумлении спросил он. - Накачал меня? - он попытался сфокусировать взгляд, но не получилось. - Я даже в колледже не... Это как от мескалина, да?..
Реборн засмеялся:
- Мескалин? Откуда ты этого понабрался?
Тсуна навалился на него, обнял за шею. Сияя, он умильно сообщил:
- Мне так хорошо.
Реборн поднял его на руки и отнёс к скамье. Тсуна раскинулся на ней, рубашка задралась, открыв бледный живот. Взгляд блуждал по потолку. Реборн сел рядом, и Тсуна переполз ближе к нему, ткнулся головой в бедро, как собака; он спросил:
- Что ты сделал?
Реборн рассеянно гладил Тсуну за ухом.
- Твоя интуиция сбоит. Бывает такое у Неба... словно она пытается предупредить тебя обо всех неприятностях, что произойдут в стране в следующие пятьдесят лет. Я ждал, когда признаешься, но ты же трус...
Тсуна проурчал что-то - наверное, согласился, что трус. Елозя и сопя, он ткнулся носом в ширинку Реборна. Реборн громко выдохнул и оттащил Тсуну за волосы; поймав его плавающий взгляд, он раздельно сказал:
- Это временный эффект.
- Жаль! - тут же ответил Тсуна и полез целоваться. Реборн укусил его и не дал отшатнуться; Тсуна застонал ему в рот. Он выгибался, раскрасневшись и тяжело дыша, глаза светились благодарностью человека, которого отпустила давняя боль. Он сунул руку Реборну между ног и сквозь ткань брюк стиснул член.
- Нарываешься, - сказал Реборн ему на ухо. Тсуна радостно хохотнул и стал расстёгивать рубашку.
Реборн рывком взвалил его на плечо - Тсуна вскрикнул, - и унёс в дом.

URL

@темы: Реборн, Цуна, драббл