Бартоломео. Но для тебя просто Барти
Не успеешь оглянуться, а ремень уж соски подпирает
Пишет Гость:
29.10.2014 в 01:14


Аноны, у меня тут Бьянки/Хару без ключа.
Дон Каваллоне однажды сказал: «У всех есть маленькие слабости» - и Бьянки про себя с ним согласись.
Ее слабость была, действительно, маленькой – едва ли пятьдесят килограмм, сто шестьдесят четыре с половиной сантиметра ростом. Тоненькие пальцы и обгрызенные ногти, выцветшие веснушки на бледной коже.
Миура Хару стояла у колонны с бокалом шампанского и старалась соответствовать вечеру. Она накрасилась и надела маленькое черное платье с летящим подолом.
Бьянки – изящная, шикарная, дорого выглядящая Бьянки – смотрела на этот подол с такой нежностью, что проходивший рядом Гокудера ткнул ее локтем в бок.
«В чем дело?»
«Перестань, не на публику».
Короткий обмен взглядами, и Бьянки снова опустила глаза к блестящим туфлям Хару. Она помнила, что выше смотреть нельзя. На живот, обтянутый сатином, смотреть нельзя. В вырез декольте смотреть нельзя. В лицо смотреть нельзя ни при каких условиях.
Бьянки допила шампанское и вышла на балкон подышать. На балконе беседовали дон Вонгола и донна Джильо Неро, пришлось спуститься на этаж ниже.
Этажом ниже Хару терла покрасневшие щеки, пока соленые капли срывались с подбородка в еще не опустевший бокал.
Бьянки замерла на пороге.
-Девочка, что случилось?
-Ничего, - Хару всхлипнула, прикусила губу и опустила на перила побелевшие пальцы, - Все в порядке.
Бьянки дернулась и попыталась взять себя в руки.
-Сбежала, да?
-Вы тоже.
-Давай уже на ты, ради Бога.
-Д-давай, - Хару закашлялась и опрокинула бокал на пол. Через секунду Бьянки сжимала ее плечи.
-Тшш, все хорошо, у тебя все получится.
-Как?! Как, если на меня никто не смотрит, как…
-Я смотрю, - сказала Бьянки и прижалась губами к вздрагивающему плечу Хару, - Я постоянно смотрю, девочка, ты должна была заметить, ты… - Она прошептала что-то неразборчивое в темные пряди под ухом, положила руки на тонкую шею и повела ногтями к груди, - Пожалуйста, скажи, что ты заметила.
-Не скажу, - Выдохнула Хару и засмеялась легким усталым смехом.
Бьянки нагнула ее через перила и дернула за бедро к себе.
-Ну, как знаешь.
Она ничего больше не сказала, только огладила спину под черной тканью и горячо прикусила шею, мочку уха и плечо Хару. Бьянки перемешала их волосы и прихватила каштановый локон с громким выдохом, когда ее девочка извернулась и прильнула к ней губами, пахом, животом, грудью.
Бьянки дернула летящий подол так, что ткань треснула, а Хару оказалась под ней, на холодных камнях, и принялась рвать аккуратные кружева.
Она вела ладонью по гладкой коже, слизывала языком тени с белого тела и вставляла сразу три пальца, дула на кровавые отметины на плечах – и, конечно, оставляла новые.
Хару билась под ней, упиралась ладонями ей в грудь, но, в конце концов, сжала лодыжки за ее талией и долго выдохнула.
-Надо вставать.
Бьянки сделала вид, что не услышала и засмеялась, когда ее толкнули под ребра.
-Встаю-встаю.
-Ну?
-Еще пять минут.
Под балконом заговорили. и Бьянки спешно поднялась, одернув юбку.
-Жду в зале.
Хару с трудом села, посмотрела на нее блестящими темными глазами и кивнула, улыбнувшись:
-Жди.


URL

@темы: драббл, Хару, Бьянки